(098) 035-78-13
готовых проектов домов онлайн!

Объект желаний


Дацюк С. Объект желаний // Компаньон. 2002 . №37. C. 16-19

Формирование стратегии развития Киева без учета бизнес-интересов новых групп влияния привело к резкому снижению доходов городского бюджета и обострило противостояние бизнеса и местной власти. Однако цели, которые ставят перед собой оппоненты городских властей, как правило, носят политическую окраску, а методы их достижения ухудшают инвестиционный климат в городе.

Киев всегда был желанным объектом для общегосударственной политики и экономики страны в целом. А его бюджет — лакомым куском для городских властей всех уровней и близкого к ним бизнеса. Киевляне — самые высокооплачиваемые граждане страны. Они платят за коммунальные услуги, транспорт, покупают сравнительно дорогие товары, недвижимость и ведут довольно крупный по меркам страны бизнес. И вдруг, впервые за многие годы, столичный бюджет дефицитен, а инвестиции в местный городской бизнес уменьшились почти на треть по сравнению с прошлым годом. В чем же дело?
Появившиеся в прессе статьи часто связывают эту ситуацию с недавними парламентскими выборами. Многие средства массовой информации намекают на набирающий обороты конфликт между городской и центральной властью. Однако эти факторы не объясняют реальных процессов, происходящих в городе, и ситуация требует прежде всего серьезного анализа складывающихся отношений между городским бизнесом и городской властью.

Киевская городская власть теряет стратегическое лидерство среди других городов Украины
Традиционно Киев лидировал среди других городов Украины по выдвигаемым стратегическим инициативам, по уровню бюджета, размеру инвестиций в городской бизнес и в социальную сферу и т. д. Однако уже сейчас серьезную конкуренцию Киеву составляют другие города страны, буквально претендующие на статус столиц — например, Донецк, Днепропетровск, Харьков, Одесса. Когда столица перестает выполнять свою лидерскую политическую роль, на нее сразу же находятся претенденты среди других городов. Киевская городская элита на сегодня практически утратила интеллектуальное лидерство в стране. Если ситуация не изменится, то мы сможем наблюдать медленную утрату столицей лидерства в деле выработки социальных инициатив, подхватываемых другими городами.
Тот факт, что Киев — лакомый кусок для общегосударственной политики, содержит в себе ловушку для городской власти. Из всего перечня важных и стратегических городских проектов выбираются лишь те, которые легко превратить в PR для представителей этой самой власти. При дефицитном бюджете строятся подземные города. Не очевидно, что городские стройки такого масштаба являются сегодня приоритетом для города. Может быть, гораздо важнее сейчас вкладывать деньги в коммунальную инфраструктуру, в пути сообщения (особенно мосты), метро и другой транспорт, сферу коммунального обслуживания, в охрану здоровья и т. д.? Если этого не делать, то данные области городской жизни могут стать местами будущих катастроф и аварий. Мало кто знает, что в намного большем объеме, чем на строительство, средства из бюджета расходуются на медицину и образование. Но тендеры на контракты в социальной сфере, хотя формально и происходят, не являются открытыми. Коммунальная инфраструктура постепенно приходит в негодность: ЖЭКи отжили свое и не в состоянии изменить ситуацию. Город вынужден идти на коммерциализацию управления коммунальной инфраструктурой и реорганизацию жилищного сервиса, но движение в данном направлении почти незаметно. Во всех этих вопросах Киев утрачивает лидерство среди других городов страны.

«Интуиция» все чаще подводит городские власти
Киевлян десятилетиями приучали за масштабными городскими стройками видеть «заботу» городской власти. Власть и сегодня поддерживает эту нашу привычку восприятия города, вместо того, чтобы обратить внимание на другие очевидные проблемы. В деле развития такого системного объекта, как город, нельзя опираться исключительно на традиции, привычки, интуицию. Как определяются столичной властью приоритеты городской политики? Интуитивно, без глубокого научного анализа, который может быть проведен лишь на базе открытых дискуссий ученых и специалистов.* Но ведь без публичной выработки стратегии развития города, выделения и обоснования приоритетов такой политики, организации публичной коммуникации горожан и учета их инициатив мы и дальше будем сравнивать свои интуитивные представления о городе с «интуицией» власти.
Многие проблемы города нельзя увидеть на уровне интуиции. Например, функции центра города сегодня самим городом ложно истолкованы, и дальнейшее развитие его центральной части представляет серьезную проблему. Если мы строим европейский город, то должны создавать в центре города места для общения — кафе через каждые 10 метров, как в Париже. Вместо этого мы создаем здесь базары, как в азиатских городах, прячем их под землю и выдаем это за большое европейское достижение.* Дискуссия по данным проблемам в обществе не идет: спорят о внешнем виде центра города, то есть спорят о вкусах, о том, кому что нравится. Это происходит потому, что городская власть не присматривается к современным мировым тенденциям развития городов. Либо проводимые в этом направлении исследования являются закрытыми для городской общественности.

Столица не предлагает инвесторам масштабных перспективных проектов
Считается, что крупный бизнес работает на общегосударственном уровне (среди депутатов, в Кабмине, с президентом), а городской бизнес — на уровне города. Обычно на уровне города «светится» и действует малый и средний бизнес. Однако за последние годы ситуация кардинальным образом изменилась. Системный уровень проблем с инфраструктурой, выросший и окрепший городской торговый бизнес, развившийся коммерческий транспорт, сверхдинамичный рынок телекоммуникаций — все это требует более масштабной организации, нежели в рамках города. То есть городской бизнес вырос и по возможностям, и по масштабу приложения своих сил. Ему тесно в рамках непрозрачных и мелких городских проектов. Но городская власть ничего, кроме больших строек, предложить ему не может.
Таким образом, городская власть, не являясь единственным субъектом развития города, утрачивает стратегическую инициативу, а городской бизнес, выросший до общегосударственных масштабов, еще не стал заказчиком стратегии городского развития. Соответственно на рынке не появились масштабные городские проекты. Отсюда отсутствие возможности в масштабных зарубежных инвестициях. Инвестиции не идут в столицу потому, что столица не предлагает для избалованного и взыскательного зарубежного инвестора масштабных, интересных, «вкусных» проектов. Ему неинтересен город со своими мелкими проектами, междоусобицами, взятками на разных уровнях, невежеством, а порой и самодурством чиновников.
Для разработки стратегических и масштабных проектов городского развития нужны мозговые центры городского типа. Такой центр может быть создан по инициативе не городской администрации, а городского самоуправления, стараниями активной городской общественности в процессе публичной коммуникации горожан по поводу общегородских проектов. До сих пор в Киеве так и не появилось ни одной фабрики мысли (мозгового центра) городской тематики, подобного Институту Манхэттена в Нью-Йорке. Такой институт городского развития мог бы финансироваться в первую очередь за счет заказов городского бизнеса на выработку приоритетов бюджетного финансирования для лоббирования их на уровне городской власти. Он мог бы также проводить анализ городского рынка инвестиций, создавать и внедрять инфраструктурные проекты, давать оценку перспективным сферам развития города, продвигать городские проекты в социально-культурной сфере и многое другое.

Cтруктурa групп влияния на городскую власть серьезно изменилась
На сегодняшний день уровень связанного с городом бизнеса зависит от близости к городской и центральной власти. В случае неблагосклонности городской власти для представителей групп влияния единственным способом действительно воздействовать на городские процессы является решение вопросов через центральную власть. Однако такое теневое взаимодействие групп влияния и городской администрации перестало быть эффективным и уже не удовлетворяет городской бизнес. Открытые тендеры, публичное обсуждение городских проектов могли бы серьезно изменить ситуацию. Но пока, кроме новых игроков городского бизнеса, никто не проявляет в этом своей заинтересованности.
Городская власть фактически «тормозит» осуществление проектов по гостиницам «Театральная» и «Святая София», препятствует обновлению инфраструктуры метро и развитию частных коммерческих перевозок, ограничивает конкуренцию на рынке коммерческих (не жэковских) коммунальных услуг, не поддерживает проекты по развитию рекреационных зон, в частности, городских пляжей. В городском бюджете есть деньги на информатизацию, но они не осваиваются на тендерной основе.*
Еще два-три года назад основные группы влияния на городскую власть были представлены застройщиками, банкирами и государственными управленцами, бизнес-интересы которых связаны с городом. А также группами, конкурирующими за контроль над крупными объектами инфраструктуры (например, «Киевэнерго», «Киевводоканал» и др.). В основные группы влияния входили и чиновники городских районных администраций (бизнес и предприятия, подчиненные им, — посредничество, торговля, недвижимость, директора предприятий, школ, поликлиник), директора работающих производств, бизнесмены в инфраструктуре обслуживания, транспортники, которые напрямую зависели от городской инфраструктуры.
В новых политических условиях инфраструктурные группы влияния либо оформились в политические партии, либо стали на этот путь (фракция «Единой Украины» в Киевсовете). Управленцы городских районных администраций после проведенной реформы потеряли свое влияние.
Сегодня же на рынке городских проектов возникли новые группы влияния, имеющие растущее влияние на городскую власть:
  • очень динамичный бизнес в сфере телекоммуникаций;
  • производство и продажа алкогольной и пищевой продукции;
  • транспортники, создавшие собственные коммерческие структуры;
  • отдых, развлечения, игорный бизнес, шоу-бизнес, туризм и массовые мероприятия (фестивали, выставки, гастроли и т. п.);
  • коммерциализированный соцкультбыт (бизнес социальной сферы), в частности, медицина. Несколько меньше — образование; сфера услуг и продажи предметов домашнего хозяйства.
Эти группы в гораздо большей степени заинтересованы в прозрачном рынке в сферах их городского бизнеса. Они заинтересованы в переделах сфер влияния и, конечно же, собственности в свою пользу. Данные группы несут с собой большую политическую структурированность в органы городской власти. Тем не менее из-за оторванности от структур городского гражданского общества они пока не могут сформировать социально-политический заказ на иную городскую политику.
Если раньше основными зонами напряжения в городе были конфликты внутри групп за доминирующее влияние в секторах соответствующих рынков и конфликты между группами за влияние на городскую власть (статьи городского бюджета), то сегодня возникла новая зона напряжения. Ее формирует новый тип конфликтов: между старыми и новыми группами влияния, которые оформились политически в партийные организации, действующие на общенациональном уровне. Это означает, что внутригородской процесс политической конкуренции вышел на общегосударственный уровень и требует общегосударственных решений. Жизнь и конфликты Киева — это уже дело не города, это дело всей страны. Новые группы влияния будут конкурировать со старыми на новом уровне и новыми средствами: они станут использовать на городском уровне общенациональную партийную политику. Давление нынешней Администрации президента на городскую власть — только начало этого процесса.

Уменьшение инвестиций в Киев — следствие неэффективной политики городской власти
Сегодня существуют несколько привлекательных для зарубежных инвесторов сфер городского бизнеса: производство продуктов питания, торговля, транспорт, коммунальные услуги, строительство, игорный бизнес, сфера отдыха и развлечений, сервис в различных областях жизни города. Привлекательность столицы состоит в том, что киевляне представляют собой платежеспособное население. Тем не менее за семь месяцев 2002 года инвестиции в городской бизнес уменьшились на 30%, составив $130 млн.
Сокращение иностранных инвестиций за последний год городская власть списывает на выборы 2002 года и на ухудшение общей политической ситуации. Но выборы давно закончились, и они почти никак не повлияли на инвестиции в регионы. Общая политическая ситуация влияет на всю экономику страны, и по Украине в целом инвестиции растут, а в Киеве они уменьшаются. Причина падения в другом — в протесте зарубежных инвесторов против инвестиционной политики городской власти.
Процесс инвестирования в город вполне подпадает под представление о малых величинах. Когда вам нужны, скажем, сто гривен, а у вас есть пять, то прибавка или уменьшение в одну гривню совершенно не влияет на решение проблемы. За время независимости ни одной большой системной инвестиции (хотя бы 100 миллионов долларов) город так и не получил. Главная проблема городского инвестирования — не падение инвестиций, а то, что они в город так и не пошли.
Иностранные инвестиции зачастую привлекает городская власть, предоставляя возможность заключать выгодные контракты только «своим». Так, из-за субъективности решений городской власти была потеряна возможность получения зарубежных инвестиций в обустройство и автоматизацию парковок, в реконструкцию «Водоканала».* То есть речь идет о том, что реальные группы влияния на инвестиционный климат города не совпадают с группами влияния на городскую власть.
Инвестиции отечественного бизнеса в город сегодня осуществляются без учета анализа перспектив развития самого города на 10, 20, 50, 100 лет. Необходимые фундаментальные исследования даже существующим (негородским) мозговым центрам бизнесмены не заказывают. Поэтому отечественный бизнес идет по протоптанной дорожке: либо инвестирует в недвижимость, либо в динамично развивающиеся сферы (например, телекоммуникации).
Деньги, которые зарабатывает для Киева бизнес, городская власть либо направляет на «латание дыр» в столичном бюджете, либо вкладывает в малопривлекательные для инвестиций проекты. Соответственно инвестор, глядя на это, заинтересован в получении разовой прибыли и вывозе ее за пределы города или страны.
Зарубежные инвестиции в городской бизнес всегда сопряжены со взятками и «откатами». Коррупция увеличивает себестоимость городского бизнеса, делает его невыгодным. Частая смена представителей разных органов власти приводит к новому витку взяток в связи с новыми назначениями чиновников. Открытые «наезды» криминальных группировок увеличивают издержки и коммерческий риск городских проектов.
Инвестиции в город вообще не обеспечены менеджментом. Чаще всего инвестиции — это вложения в основные фонды (в инфраструктуру, оборудование и т. д.), предусматривающие допуск внешнего управления со стороны инвестора. Нынешняя городская власть делает невозможным внешнее управление процессом освоения инвестиций со стороны инвесторов, вмешиваясь в их деятельность или вообще меняя правила игры.
Новые группы влияния, ранее нами описанные, часто не находят поддержки у городской власти при выходе на зарубежных инвесторов. Из-за этого отечественные городские бизнесмены вынуждены прятать зарубежные инвестиции в свой бизнес, лишая его защиты закона и страхования коммерческого риска, что в результате приводит к потере доверия со стороны зарубежных инвесторов.
Инвестиции в инфраструктуру города пока невыгодны. Например, в метро много льготников, расходы на которых городской бюджет должен компенсировать перевозчику. Однако он этого не делает, перекладывая все расходы на метрополитен. Расходы по социальной сфере таким образом несет не городской бюджет, а предприятия инфраструктурных сфер (и в конечном итоге — платежеспособный пассажир), что не дает возможности не то что обновлять инфраструктуру, но даже поддерживать ее в работоспособном состоянии.
Киевская власть традиционно публично утверждает, что многие тарифы в столице более низкие, чем в регионах.

Городской бизнес вынужден будет сам изменить отношения с властью
Ни городская власть, ни городской бизнес все еще не являются субъектами стратегии развития столицы, решая более мелкие, тактические задачи. И власть, и бизнес выбирают для реализации те бизнес-проекты, которые позволяют скрывать прибыль или манипулировать бюджетными деньгами в процессе их освоения. В такие проекты ни крупный (общенационального уровня) отечественный бизнес, ни зарубежные компании не заинтересованы вкладывать инвестиции. Именно такая ситуация привела к снижению объема инвестиций в Киеве и, как следствие, — к невыполнению городского бюджета.
Новые группы влияния на городскую власть оказались политически более организованными, чем старые. Причем организация этих новых групп влияния произошла на общенациональном уровне. Тем не менее попытка создания в городском совете фракций общенациональных партий не решает ситуацию в принципе, переводя конфликт между городской властью и новыми группами влияния просто в партийную сферу. Но стиль отношений новых групп влияния и городской власти остается таким же непубличным и интриганским: лоббирование своих интересов они осуществляют преимущественно через президента и его Администрацию. Горожане, как и прежде, исключены из этого процесса: они не получают ни информации о разрабатываемых городских проектах, ни возможности влиять на них в процессе разработки и осуществления.
Непубличный характер городского бизнеса не позволяет ему дальше развиваться. Если бы городской бизнес заявлял публично масштабные проекты, лоббировал бы их открыто через городскую власть и добивался бы их поддержки через средства массовой информации у горожан, то возрастала бы инвестиционная привлекательность города. Город бы получал большие инвестиции, а бизнесмены — на порядок большую прибыль.
Но и нынешняя городская власть, и новые группы влияния, которые ей оппонируют, имеют слабые отношения с органами местного самоуправления, с активными городскими общественными организациями и в конечном счете с горожанами. Даже если сменить нынешнюю городскую власть, то политические группы нового поколения не готовы к новой городской политике, к новым типам бизнес-проектов. Действия оппонентов нынешней городской власти являются столь же непубличными и не рассчитанными на работу с городской общественностью, как и действия нынешней власти.
Сегодня против киевского мэра Александра Омельченко «играют» старые и новые группы влияния: это политическая группа Медведчука—Суркиса, ряд партийно-корпоративных групп очень неоднородной фракции «Единая Украина» в Киевсовете, премьер-министр Кинах. Если же претензии на лидерство новых групп влияния на городскую власть рассматривать серьезно, то, даже заменив своими ставленниками власть нынешнюю, они не исправят положения в городе. Городская политика нуждается в коренных изменениях. Для эффективной экономической деятельности нужна новая структура отношений городского бизнеса к городской власти. Киеву необходима долгосрочная стратегия развития города, разработанная с использованием «фабрик мысли» городского типа. От масштабных городских строек пора переходить к приоритетным проектам в сфере инфраструктуры, коммунальной и социально-культурной сфере, в медицине и образовании. И если отношения с бизнесом не готова менять власть, то отношения с властью рано или поздно поменяет бизнес, поскольку структуры, остановившиеся в своем развитии, не смогут долго составлять ему конкуренцию.

Три правила преобразования городской политики
С точки зрения экспертов НВФ «Київ-Інформ-Простір», группы влияния в городе превратились в достаточно серьезную политическую силу. Поэтому необходимо изменить отношения городской власти с группами влияния городского бизнеса. Для этого следует произвести, как минимум, три основных преобразования городской политики:
  • законодательно закрепить право групп влияния на ознакомление и оценку рассматриваемых городской властью городских проектов;
  • пересмотреть структуру инвестиционной деятельности в городе, перейдя от двусторонней схемы (зарубежный инвестор—мэрия, которая передает инвестора «своим») к трехсторонней схеме (зарубежный инвестор—городская бизнес-структура, победившая в открытом тендере,— мэрия), где роль мэрии — это роль координатора, а не бизнесмена;
  • открытые тендеры сделать реальными, а не формальными инструментами конкуренции за статьи городского бюджета.
Наиболее эффективным первым шагом решения этих вопросов может стать переход на пропорциональную (партийную) систему выборов в Киевсовет и формирование им полноценной городской исполнительной власти.
 
Поиск проекта:
Поиск проекта по коду:


НАШИ ПРОЕКТЫ
НАШИ ПРОЕКТЫ | проектов домов
Проект недели
Проект недели | проектов домов
Код: 020-10
Общая площадь: 247.31 м.кв
Жилая площадь: 98.22 м.кв
 
Проект месяца
Проект месяца | проектов домов
Код: Z99
Общая площадь: 126.9 м.кв
 
Стоимость: 9960 грн.
Проект года 1
Проект года 1 | проектов домов
Код: Zx24
Общая площадь: 166.1 м.кв
 
Стоимость: 13920 грн.
Проект года 2
Проект года 2 | проектов домов
Код: h-217
Общая площадь: 217.45 м.кв
Жилая площадь: 109.87 м.кв
 
Проект года 3
Проект года 3 | проектов домов
Код: 005-08
Общая площадь: 260 м.кв
Жилая площадь: 124 м.кв
 
 
 
 
g